Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

на позитиве, цветы

Сподобилась написать верхний пост :)

Граждане, если вдруг кто добавил меня во френды и жаждет взаимности - пишите сюда, представляйтесь... У меня, правда, замков мало, и пишу я туда что-нибудь нудное личного или узко-мракобесного характера.
на позитиве, цветы

Культурно-бытовое

Во-первых, я тут проголосовала по удаленке.



Во-вторых, никто не узнает, за кого. Хехе.

В-третьих, завтра воскресенье, а это значит, что мне можно присылать имена для поминовения. Ссылочка для пожертвований.

В-четвёртых, смотрим сейчас бибисишное «Преступление и наказание» 2002 года, две серии. Прикольно сделано, такая мрачная психоделика, операторская работа отличная. Но актеры немного не доигрывают. Достоевский всё-таки очень сложный, у него же герои - это не просто люди, а сильно акцентуированные черты характера. Режиссер и сценарист их упрощают и уплощают.
на позитиве, цветы

Венок из водорослей

С августа пыталась сплести венок сонетов. Добила позавчера. Такой себе получился, постиронический. 

Поделилась в фейсбучике, сюда тоже закину.

ВЕНОК ИЗ ВОДОРОСЛЕЙ

-15-

Пролог

Смеешься, ибо не хватает слов.

Хохочешь, пока штиль тебя не сморит.

Отличный нынче у меня улов!

Не зря я десять дней торчу на море!


Рыбешки, сны, закаты и стихи – 

Я вновь и вновь закидываю сети.

Послушай, море! Ты одно в ответе

За то, что здесь любая песня – хит,


На трех аккордах, с бедным словарем.

Волна… Еще волна… И в этой речи,

И в хриплом, слабом голосе твоем

Какие-то неведомые вещи

Откроются – и вечер будет вечен,

И мы сегодня точно не умрем.


-1-

Комические куплеты

Смеешься, ибо не хватает слов,

Насмешливо облизываешь берег. 

Соленою слюною унесло

Все то, во что турист усталый верит,


Соленою волною. До утра

Скрипишь зубами, как песком о камни, 

Храпишь во сне и двигаешься странно, 

Морская бездна – черная дыра.


Поешь сквозь сон, неистовое море,

Проснешься – и опять поешь сквозь смех.

Курортники как критики не спорят,

А лишь оценивают твой успех.

А ты поешь, высмеивая всех, 

Хохочешь, пока штиль тебя не сморит.


-2-

Литературный диспут

- Хохочешь? – Пока штиль меня не сморит, 

Хотя смешна сама проблема – штиль. 

Вот шторм – понятно. Он – memento mori, 

А штиль – псевдо-бессмертие почти.


- Ну отчего же сразу псевдо. Может,

Метафора, намек… - Постмодернизм!

Все очевидно: если тянет вниз,

Значит, вранье, насмешка. – Скажешь тоже!


«Постмодернизм» - не штиль, а модный лофт.

Куда он тянет? Просто о покое

Напоминает, точно музыка без слов…

Collapse )
Lena river

Когда-то я была юным поэтом...

Когда-то я была юным и от того весьма самонадеянным поэтом. Я писала ужасно смешные графоманские стишки.
Одну тетрадку с этими стишками (я была настоящим графоманом, поэтому тетрадок этих у меня штук десять) я притащила в Якутск - да и забыла. А сейчас нашла.
Это стишки с мая 99 по декабрь 2000. Ну то есть подготовка в Литинститут, первая любовь, хиппи, смерть мамы, новые друзья во внезапном Институте философии.
Стихи - в лучшем случае, плохое (ну ладно, не буду кокетничать, иногда ничего) подражание Цветаевой, Маяковскому, Велемиру Хлебникову и Арефьевой, в худшем - попытки Изменить Мир Магией Слова.
Ну вот, например:

- Плачь, палач! ЗаплачУ - заплАчу
Заплаткой заплеванных глаз.
Вчера разворочено - значит,
Чти спрессованное "сейчас".

Или:

- Бездна звезд отключает глаза -
Спи! Не слушай!..

Или даже:
- Обереги по краю глаз
Никого не отвадят от нас.

Иногда, конечно, попадались стоящие строки, но именно строки. Скажем:

- Зарифмуй меня, зарифмуй меня
С светом, стихшим из-за столпа пыли.
Стану я египетской мумией,
Чтобы обо мне не забыли.

(Дальше идет километровая простыня ни о чем с более или менее точными рифмами, но интересна во всем этом только концовка) :

- Не смешно. Совсем не смешно.
Грустно, словно гитара без грифа.
Я скулю, как бездомный щенок,
Чтобы ты подобрал ко мне рифму.

Подозреваю, что под "ты" я подразумевала "Ты". Потому что через полгода я напишу гораздо менее любопытный в поэтическом, зато прямо-таки определяющим в экзистенциальном смысле стишок. Понятно, что за эти погода я пережила болезнь и смерть мамы и вступила в совершенно другой жизненный этап, так что не повзрослеть было бы странно - уже не до техники, пишешь, как дышишь.
Получилось вот такое:

Я раздваиваюсь, я раздваиваюсь,
Я теряю последний стих:
- Отпусти меня, Боже! Твоя я вся.
Отпусти меня, отпусти!

От очей всевидящих Троицы
Убегаю я. Убегай!
Будет воля тебе, невольница,
А спасенному будет рай.

Опустела я, опостылела
И не знаю, куда брести.
Боже милостивый! Не помилуй, а
Отпусти меня и прости!

Сто стихов о себе написано,
Сто стихов - обо всех других,
А Твоя священная выст - она
Осветила последний стих.

Я раскалываюсь, я раскаиваюсь,
Я выламываюсь из тьмы:
- Отпусти меня, Боже! Твоя я вся!
Отпусти меня и прими!

Интересное я было существо.
Lena river

Мама

Сегодня маме исполнилось бы 60.
Мама, мамочка, как я по тебе скучаю. Какой бы я была, если бы ты была тут? Рада ли ты за меня сейчас?
Как жаль, что мы с тобой не успели все обсудить. Но мы встретимся и договорим, и дочитаем все стихи, и ты будешь печь свой пятнадцатиминутный рулет, и в школу наконец не надо будет.
Я почти забыла твой голос, но я тебя узнаю.
Lena river

+30

(в такую жару самое время писать о зиме)

— Куда ты бежишь, речная вода

Ржавого цвета?

— Бегу я туда, спешу я туда, 

Где кончится лето. 


— Зачем же ты в осень и слякоть спешишь, 

Где солнце стихает?

— Затем, чтобы листьев пылающих тишь

Шептала стихами. 


— Пусть осень, но помни — за нею зима

И холод колючий.

— От холода реки не сходят с ума,

Лишь выглядят лучше. 


— Вода, милосердия! Есть человек,

Сожженный морозом!

— Не жди милосердия, друг мой, от рек — 

Мы слишком серьезны. 


— Зима — это смерть! 

— Нет, зима — это блюз

Хрустальный, протяжный, 

Похожий на время. И я не боюсь. 

Зима не однажды. 


Наступит — уйдет. Наступит — уйдет — 

И вновь будет лето.

— Вода, подожди! Пленит тебя лед...

... Не слышно ответа.

Lena river

Стишок романтический

И крестьянки, так сказать, чувствовать умеют! Даже маленькие монахини иногда пописывают романтические стишки. 

Правда, условно романтические. Это ответ на стихотворение Анны Долгаревой — поэтессы и журналистки, умотавшей на Донбасс. Политически она мне не очень близка, но стихи у нее гениальные и всегда с тонким-тонким, почти незаметным намеком на нечто остроактуальное. Мы с ней, несмотря на разногласия, френды в фейсбуке, а тут она мне еще и музой стала. 

Итак. 

Кай
(Ответ Анне Долгаревой)

Снежная Королева влюблена в красавчика Кая,
Но Кай, к сожалению, однолюб.
Кай неплохо держится, льдинками звонко играя,
Но по ночам его смех отрывист и груб.

Андерсен все перепутал или переложил для детей: Кай Герде вовсе не брат,
И вообще он не Кай, а Каин, чему, несомненно, рад:
Никому не убить его, никому не влюбить его,
Пока он не влюбится сам.
Он влюблен только в Герду, за то, что она совершила открытие –
Нашла его по глазам.

Королева уходит за горизонт в надежде, что Герда придет без нее.
Королева скорбит, зная, что расставание впереди.
Королева наполнена снегом, любовью и болью до самых краев,
И корявое слово «вечность» нацарапано на ее белоснежной груди.

Герда приходит, Кай демонстрирует слезы, они уходят домой.
Дома – розы, и тапочки с зайцами, и яичница на плите..
Королева плачет и тает, и воздух пахнет весной.
Кай все так же смеется – он не относится к чьей-то беде.

Collapse )
Lena river

Еще стишок про вечность

Может, все проще, намного понятней и проще:

Ада не существует, как и, тем более, рая.

Просто однажды выходишь ты ночью на площадь -

Просто какую-то площадь — названия даже не знаю. 


Дождь моросит, мостовая блестит, утро ближе.

Ты глядишь в небо, и небо глядит на тебя. 

Может быть, даже я больше тебя не увижу — 

Ты остаешься навеки в плену ноября.


Веки слипаются. Вечность неумолима.

Ты задаешься вопросом: кто ты теперь?

Либо всегда облака будут плыть только мимо и мимо,

Либо однажды Небо ответит тебе. 

Сегодняшнее

Lena river

Литургический стишок

ХЕРУВИМСКАЯ ПЕСНЬ
Когда, напоминая херувимов,
Мы, словно колыбельную ребёнку,
Под нос мурлычем гимн Любви вселенской, -
Допустим в наши души тишину,
Чтобы она освободила место
Ему - Отцу, Младенцу, Воеводе -
То во главе стола,
то в детской люльке,
то на руках толпы, что чтит героя -
На вечном троне крыльев сил небесных.
Хвалите!
Пойте!
Радуйтесь Ему!
Lena river

Лев Толстой

За что мы любим Зеньковского? За то же, за что и Флоровского, только наоборот. :)

Зеньковский:
"Ключ к этим противоречиям и недомолвкам у Толстого лежит, конечно, в его религиозном сознании: он ступил на путь религиозной мистики, но не хотел признавать мистический характер своих переживаний. Он принял учение Христа, но для него Христос — не Бог, а, между тем, он следовал Христу, именно как Богу. он до глубины души воспринял слова Христа о путях жизни. Это странное сочетание мистической взволнованности с очень плоским и убогим рационализмом, сочетание горячей, страстной и искренней преданности Христу с отрицаниям в Нем надземного, Божественного начала вскрывает внутреннюю дисгармонию в Толстом. Справедливо было сказано однажды, что своим учением "Толстой разошелся не только с Церковью, но еще больше разошелся с миром" Расхождение Толстого с Церковью все же было роковым недоразумением, так как Толстой был горячим и искренним последователем Христа, а его отрицание догматики, отрицание Божества Христа и воскресения Христа было связано с рационализмом, внутренне совершенно несогласуемым с его мистическим опытом. Разрыв же с миром, с секулярной культурой был у Толстого подлинным и глубоким, ни на каком недоразумении не основанным".

Флоровский:
"В опыте Толстого есть одно решительное противоречие. У него несомненно был темперамент проповедника или моралиста, но религиозного опыта у него вовсе не было. Толстой вовсе не был религиозен, он был религиозно бездарен. В свое время это очень смело отметил Овсянико-Куликовский.185 В учении Толстого он видел только суррогат религии, годный разве “для группы образованных сектантов” Овсянико-Куликовский судил, как безрелигиозный гуманист, но наблюдал он верно. “Его учение сухое, рассудочное, рационалистическое. Это религия не души, а силлогизмов...”
Учение Толстого есть скорее особого рода моральный позитивизм, отчасти напоминающей стоиков. И Толстой действительно ценил и Эпиктета, и Сенеку. “Это азбука христианской истины...”
И когда, после своего “кризиса,” Толстой продолжал искать веру, он в действительности не столько искал, сколько испытывал верования других, исходя из своих давних и не менявшихся предпосылок. Свое “христианское” мировоззрение Толстой извлек вовсе не из Евангелия. Евангелие он уже сверяет со своим воззрением, и потому так легко он его урезывает и приспособляет. Евангелие для него есть книга, составленная много веков тому назад “людьми малообразованными и суеверными,” и его нельзя принимать все целиком. Но Толстой имеет в виду не научную критику, а просто личный выбор или отбор".

Льва Толстого мы тоже любим, но, безусловно, он еретик. Это вам не филиокве. :)

Пы. Сы. И Шмемана любим:
"В Толстом – гениален ребенок и бесконечно глуп взрослый. Толстой кончает "взрослостью", и в этом его ограниченность и падение. Достоевский начинает с "взрослости" и нестерпим. Он делается великим и гениальным тогда, когда отдается "логике детства". Вся потрясающая глубина его оттого, что дает он в себе волю "ребенку". Но потому и все взрослое его по-настоящему не понимает. Апофеоз "взрослости": Маркс и Фрейд" -
но это уже совсем другая история.

Пы.Пы.Сы. Мне завтра семинаристы сдают зачет по русской философии, и я им составила тесты. Вопросы типа: "Отличите цитаты Леонтьева от Данилевского, Чаадаева от Соловьева, Толстого от Достоевского"; "кто сказал [мяу]?" (четыре варианта ответа), где вместо "мяу" какая-нибудь цитата от, предположим, Бердяева на пол-страницы; "на чьей могиле написано "Мир меня ловил, но не поймал"?" и т.д.
Самой страшно. :) На зачете ожидается присутствие начальства. :)